"Blue Jay Way" и "Cherry-Merry": музыка, в принципе, вне политики
Большое интервью расскажет о проблемах как набирающей популярность команды, так и группе с уже известным именем. О том, чего не хватает, чтобы вырваться к популярности и почему молодежной музыкой в Украине никто не занимается.  
 
Олег Летута – лид гитарист / вокалист и по совместительству – лидер молодой, но активно развивающейся команды "Blue Jay Way." Образовавшись в феврале 2015 года, ребята моментально всколыхнули Черниговскую сцену своим стилем исполнения и энергичной музыкой. За год они дали 15 концертов, успели пару раз отыграть в столице и заехать во Львов. Выпустили несколько синглов и ЕР, которые собрали огромную кучу хвалебных отзывов.  
2016 ознаменовался переменами в составе, переходом от одного стиля к другому, а так же расширением географии концертов: Blue Jay Way официально подтверждены участниками фестивалей "Рок- Булава" и "WOODSTOСK Ukraine". 
 
Cherry-Merry – Николаевская команда заслужившая имя на украинской андеграундной сцене благодаря красочным выступлением и неординарной музыке, которую критики характеризируют как: смесь британского мелодического инди и американского грязного гаражного рока с тоненьким налетом саунда Сиэтла. 
 
Слово “андеграунд” было упомянуто тринадцать раз. 
 
- Привет. Представься и расскажи, как и чем ты связан с музыкальной жизнью Чернигова? 
 
- Привет, меня зовут Олег Летута. Я фронтмен группы "Blue Jay Way",  и я пытаюсь развивать черниговский андеграунд и выводить его на более высокий уровень. Поднять черниговскую музыку чуть–чуть выше, чтобы фраза: “выступить в Чернигове” звучала престижно. 
 
- Давай поговорим о "Blue Jay Way". Расскажи историю возникновения группы. 
 
- Идея собрать группу возникла давно, года три назад, когда мы учились в школе с моим лучшим другом Ромой (гитарист "Blue Jay Way"). Поначалу  особо внимание этому не уделяли. Я занимался боксом и времени музыке толком не уделял. Но после ухода от спорта, получилось так, что у меня появилось много свободного времени, и я решил научиться играть на гитаре. Потом, спустя некоторое время я увидел, что в Украине есть довольно таки хорошие группы, как "Fontaliza" и "One-Eyed Pirates". Когда я услышал их, то  подумал: “мы тоже можем так” и начали с Ромой репетировать, пытались что–то писать, но больше – джемили. Идея песен вообще не шла, не было сформулировано ничего в плане будущего стиля. 
 
- Это еще до Blue Jay Way?
 
 - Да, далеко до него. Спустя некоторое время нашли басистку Полину, к сожалению уже бывшую, и этот человек очень сильно повлиял на стиль нашей группы. Идея песен уже начала появляться. Нам сильно понравилась идея гараж рока, само звучание, его драйв. Вдохновившись "Ty Segall" и "Pixies", стали сочинять что –то свое. 
 
После этого было много всяких участников  которые отсеялись со временем, но окончательный состав был сформирован  после выпуска первого сингла.  Мы встретили нашего ударника Кирилла, который загорелся идеей играть с нами,  и вот с того времени сформировался  “классический” состав, который просуществовал недолго.
 
Через некоторое время Полина уезжает в Польшу, “классический” состав меняет форму - место басиста занимает мой друг Артем, который тоже надолго не задержался. Мы остались втроем, отыграли как трио дебютный сольник, но решили, что бас все-таки нужен, он дает больше возможностей. 
 
- Если бы не Полина, которая по твоим словам подтолкнула вас в сторону гаражного рока, то как сам думаешь, в каком стиле вы бы развивались? Ну, чисто теоретически. 
 
-  Думаю, что в гараж роке.
 
- Все равно?
 
- Мы с ней вдвоем поймали эту волну.
 
- Расскажи о творческом процессе. Как создаются песни:  коллективно или все лежит на тебе? Потому что ваш первый сингл “ Loser” собрал кучу хвалебных отзывов. Это результат только твоего труда?
 
- Эту песню я написал сам. Истории там никакой нет, просто сел и сочинил ее. Ну что там? Три аккорда каких–то сыграл, напел мелодию и придумал бэк–вокал. Позже я понял, что он похож на вступление “Where is my mind ” Pixies , хотя изначально я даже не думал о них. 
 
Раньше музыку и тексты писал сугубо я, Кирилл отвечал за ударные. Сейчас весь процесс распределен следующим образом: я с Кириллом пишу так, как нам нравится вдвоем. Он что–то свое, я что–то свое, Рома что–то свое. И этот процесс, по моему мнению, вылился в более сложный стиль чем гараж. Сейчас наша музыка построена не на трех аккордах, а на более сложных ритмических рисунках. 
 
 
- Более прогрессивная?
 
- Мы больше, можно сказать, въелись в инди–рок, идея гаража отошла. 
 
- 5 июня, состоялось ваше дебютное выступление вместе с "The Bajikans", которое, к слову, собрало 135  человек. Как вам это удалось? Как вы попали на саппорт к ним? 
 
- Там очень интересная история получилась. Мы выпустили “ Loser”, который поставил Чернигов на уши, потому что: “какая–то новая группа, в каком–то непонятном стиле появилась”. Так получилось, что наша песня очень понравилась вокалисту "Bajikans", Александру Шабалину. После того, как я узнал, что они приезжают в Чернигов -  написал организатору и попросил его поставить нас на разогрев. Она (организатор, Лера Савицкая, менеджер "Blue Jay Way") спросила у ребят, а те одобрили нашу кандидатуру. Вот этот интерес к нашей группе наверное и привел столько людей на концерт. Честно говоря, первый выход на сцену был нисколько не волнительный. Брала какая–то гордость, что в зале 135 человек. 
 
- По поводу “ Loser”. Ты говоришь, что он разошелся молниеносно и, в основном, собрал хвалебные отзывы. Вы что–то для этого делали или интерес рос сам по себе?
 
- Каждый участник группы выложил себе трек на страницу, спустя полчаса там уже по 20 репостов. На следующий день – по 50. Потом я начал замечать, что ВК много групп тематического направления  начали бросать себе эту песню на стену. Так ажиотаж и возник, я даже думал зазвездиться, но не вышло.
 
- О менеджерах. О них мечтают все без исключения группы, у вас же он появился практически сразу. Как вам это удалось? 
 
- Лера Савицкая предложила сама нам сотрудничество. "The Bajikans" - первый концерт который она организовывала.  Мы - первая группа, c которой она начала работать. 
 
- На втором сингле “No Matter”, вы сами окрестили его гаражным роком / панком и лоу–фай. То, что вы играете сейчас, ты называешь инди. У вас так же вышло своеобразное демо, “ еxperiment” и по стилистике оно напоминает какой–то динамичный пост–метал. Внедрение новых жанров в творчество будет продолжаться? 
 
- Это был самый настоящий эксперимент. У этого трека нет никакой истории, он появился, по сути, ниоткуда. Мы ее наиграли – она нам понравилась – мы ее залили ВК. Все. Это эксперимент, это не наш стиль. Просто красивая музыка и все. 
 
- В последствии “ еxperiment” возможно стал интро или частью какого–то друго трека?   
 
- Поначалу решили взять на интро, но в итоге понял то, что наш техрайдер и возможности, немного не те, чтобы представлять эту песню во всем соку, в котором она звучит. Поэтому решили ее не играть. 
 
- Давай поподробнее об участниках.  Расскажи о каждом из них и как вы справляетесь сейчас без баса. 
 
- Наш гитарист, как я уже раньше говорил, – мой лучший друг. Этот человек своеобразно вдохновляет, не знаю почему, но дружба вдохновляет. 
Кирилл – очень талантливый ударник. Я не знаю, как ему это удается, но он пашет каждый день, и по этому у него что–то получается. И получается очень красиво. Трио мы были недолго. Наш первый сольник отыграли втроем и на этом решили закончить, не наше. Басиста нашли, сейчас, собственно говоря, занимаемся репетициями с ним. 
 
- Из всех групп с которыми пришлось делить сцену, с кем удалось наладить контакты и кто вам больше всего понравился? 
 
- Они (показывает на ударника и басиста "Cherry-Merry"). Вообще, самые-самые это "The Bajikans", они очень много для нас сделали: взяли на саппорт в Чернигове, привезли на огромный концерт в Киеве, в принципе очень тепло отзывались о нашем творчестве. "Cherry-Merry" забрали нас во Львов. 
 
- Bajikans сами вышли на связь с вами по поводу концерта в Киеве?
 
- В Киеве?
 
- Да.
 
- В "Сентруме" они сами предложили нам разогреть их.
 
- Это было для вас своеобразным толчком для обретения публики в столице?
 
- Конечно. Мне после "Сентрума" начали писать, что им очень понравилось наше выступление, на месте руки жали. Кто–то даже сказал следующее: “никогда не слышал черниговских групп, а тут услышал, и очень понравилось”. Я сразу, почему–то,  подумал о Саше Чемерове. 
 
- Как столичные слушатели реагировала на вас?
 
- Им нравилось. Очень даже нравилось. Много кто танцевал. Это понравилось больше всего. Там конечно было все очень плохо видно все, на сцене яркий свет, под сценой – темно и людей не особо много, но отдача была, если после выступления подходили с благодарностями. 
 
- В одном из интервью ты сказал, что "Blue Jay Way" не делает кавера, потому что боится превратиться в кавер–группу. Тем не менее, в вашем репертуаре есть кавера на "The Tea Ship"  и "Pixies". "Pixies", как дань уважения, тут понятно, они оказали на тебя влияние, но почему именно "The Tea Ship"? 
 
- Потому что песня, которую мы играем ("Yellow Car") – легендарная, в черниговском андеграунде. Она быстрая, панковая, драйвовая. Мне нравится ее исполнять, ее не нужно петь, ее нужно кричать. Поэтому и играем. 
 
- Как ты считаешь, в каком состоянии находиться украинская андеграундная сцена сейчас? Потому что в связи с политической ситуацией, с запретом ввоза артистов русских и боязнью артистов заграничных, публика начала обращать внимание на отечественные команды. Она поднимается или остается на таком же подвальном уровне? 
 
- Если сравнить украинскую сцену 5 лет назад и сейчас, то могу сказать, что появляется все больше и больше качественных групп, которые играют европейскую музыку. В Киеве я знаю много крутых, в Николаеве (показывает на участников "Cherry-Merry").
 
 
- А вы как считаете? (обращение к "Cherry-Merry")
 
Андрей Носенко (ударник): Подмазал) Сложно сказать. Честно говоря,  этот запрет он есть только на бумаге. Артисты как ездили, так и ездят, публика их встречает. Политические дрязги, слава Богу, не всегда зомбируют людей. 
 
Николай Колков (бас- гитара): Я считаю, что музыка, в принципе, вне политики.
 
Андрей Носенко: При этом всем, сказать, что более западно–направленной стала сцена я не могу. Вряд ли. Сказать, что дали больше возможностей развиваться украиноязычной музыке тоже вряд ли. 
 
- Учитывая вышеописанную ситуацию, общая тенденция к интересу украинской музыки пошла вверх. Радио дали указание в эфир брать как минимум 35% украиноязычных песен. Как вы это прокомментируете? 
 
Николай Колков: Наши политики, к сожалению, не сильно понимают, что происходит в украинском андеграунде.
 
Андрей Носенко: Андеграунду это дало полный ноль. Вылезла украинская попса, очень низкого качества. Да, украиноязычная, но это формат телеканала "М1". Это низкопробные “сиськи -письки”, которые поют на украинском языке. Вроде бы как несут традицию, но при этом уровень музыки оставляет желать лучшего. Андеграунд все так же пытается пробиться вверх, ничего не изменилось. 
 
Николай Колков: Тут еще играет тот фактор, что украинская музыка не всегда украиноязычная. В последнее время – как раз наоборот. Украинские группы исполняют на английском языке. Наши депутаты то сделали ограничение …
 
Андрей Носенко: При условии, что группа выполнит все поставленные “музкультпромом” условия. Будет исполнять музыку, пусть даже хорошую, на украинском языке, но не факт, что она попадет в эфир. Очень много зависит непосредственно от связей, наличия денег, а в следствии – купленных эфиров. Для альтернативной сцены очень сложно с этим бороться, потому что мы не встречаем никакой поддержки. Да и наверное уже не ждем, со стороны государства. 
Пытаемся реализовать себя с посторонней помощью, за счет “музыкальных волонтеров”, которые есть в каждом городе. Мы, как "Cherry-Merry" путешествуем по Украине в течении последних нескольких лет и встречаем в каждом городе “музыкальных активистов.”, хороших музыкантов как Олег, которые всегда готовы откликнуться и поддержать, организовать концерт в своем городе и привести людей. Знакомят людей с хорошими группами, у которых интересный материал и посредством вот этого общения + доступности интернета. За счет всех этих факторов мы развиваемся. 
 
Николай Колков: Я могу добавить, что мы сейчас делаем шоу–бизнес в Украине. 
 
- Вы, как "Cherry-Merry"?
 
Николай Колков: Нет. Мы – те люди, которых можно окрестить “волонтерами от музыки”. Сейчас куча фестивалей развивается тупо без спонсорской поддержки
 
Андрей Носенко: Которые бьются против системы. 
 
Николай Колков: Ребята хорошо просчитывают, делают фестивали, без какой–либо помощи  и у них это получается. Они приглашают не только украинских, но забугорных артистов. Это развитие, оно только начинается. 
 
Андрей Носенко: Как в армии, так и в музыке – все держится на волонтерах, активистах и небезразличных людях.
 
-То есть, если бы Украина выбрала себе путь Швеции - поддержки артистов, вне зависимости от их стиля, как считаете, это смогло бы поднять национальную музыку до уровня экспорта заграницу? 
 
Андрей Носенко: Да, помогло бы. В Швеции, наверное, есть специалисты, которые в состоянии объективно подойти к разным направлениям музыки и взять лучшее, что у них есть. В Украине, к сожалению, я не знаю таких людей, которые могли бы на министерском уровне регулировать эти вопросы. Тут очень много заседцев староформатной школы классической эстрады. Люди вообще не понимают, что происходит у молодежи. К сожалению, такие люди возглавляют министерства и руководят распределением финансов. Нужно над всем этим провести очень кропотливую работу, поднять людей из андеграунда, найти тех инициаторов и активистов, которые смогли бы сформировать эту команду по разным направлением. И действительно достойных, не тех, за кого сказал продюсер или за кого заплатили деньги. 
 
 
- Те, которые реально этого заслуживают?
 
Андрей Носенко: Именно! Очень много по всей Украине есть талантливых ребят, с качественным, европейским материалом, которые смогут выстрелить при минимальной поддержке: запись ипи, раскрутка, промо, выводы в ротацию на радио. Вроде бы все рычаги есть, но не те люди стоят у этих рычагов. Нет интереса раскрутки андеграунда. Все хотят кэш и как можно быстрее.
 
Николай Колков: Вот все мы говорим “андеграунд”, а что такое “андеграунд”? Что такое “попса”? Философский вопрос, на самом деле.
 
- В моем понимании, все так: музыка делится, как ты сказал на андеграунд и попсу, но в том же андере есть и своя попса, значит и в самом андере есть андер. Матрешка своеобразная. 
 
Николай Колков: В Европе есть хорошие понятия: мейнстрим и подполье. Пока ты репетируешь в подвалах, тебя не показывают по телеку, не крутят на радио, ты - подполье. Только ты выходишь в СМИ, это уже мейнстрим. 
 
- Даже на вашем примере можно проследить тенденцию “матрешки”.  "Blue Jay Way" -  это андер в андере, вы же – мейнстримный андер. 
 
Николай Колков: Как говорит моя жена: “Широко известный в узких кругах”. 
 
Андрей Носенко: Все вот так вот и строится. У нас есть система наслоений, которые вроде бы и сформировались, но с этим всем мы приходим к определенному потолку, который должны дать люди стоящие у рычагов, но они в этом не заинтересованы. Они скажут: “Hу и что? Что нам с этого?”
 
Это не Британия, в которой есть крупные лейблы, есть рекординговые компании, которые зарабатывают на этом деньги.
 
Николай Колков: То, о чем ты говоришь - механизм шоу–бизнеса. У нас его, как и шоу–бизнеса, в принципе, нет. В моем понимании - это путь популяризации артиста, от его возникновения  и до конца.
 
Андрей Носенко: Мы к этому идем, но очень медленно.  Все это очень больная тема для нас. Как ты и сказал, даже учитывая тот факт, что мы вышли в прослойку мейнстримного  андерграунда, то это ни о чем. Прилагаются усилия, снимаются клипы, записывается музыка, попадаем в ротации радио и ТВ, но популярности нет. 
 
- Олег, давай вернемся к тебе. Ты изначально начал писать текста на английском, потому что тебе так проще выразить себя или это желание быть услышанным за пределами нашей страны? 
 
- Во–первых, мы с самого начала решили писать песни на английском. Не знаю почему, но на английском писать песни как–то легче. И во–вторых, да, хочется, чтобы эти песни услышали в Европе и Америке.
 
- Вы хотите здесь закрепиться или направлены на экспорт?
 
- Закрепится здесь никакого желания вообще нет, потому что мы мало верим в то, что здесь может что–то родиться. Если и родится, то через долгий промежуток времени. Я не хочу в 60 лет стать знаменитым. 
 
- В одном из интервью, ты сказал, что в дебютном ипи будет 4 трека, но в свет вышло только три. Куда пропала песня? 
 
- Мы записали 4 трека: интро и три песни. Интро до сих пор висит, и мы, возможно, его выпустим. Как бисайд к альбому, который будет с новой сводкой 
 
- Это интро это что–то новое? Это не “ еxperiment”? 
 
- Нет, абсолютно нет.
 
 
- Расскажи про ЕР "Addict". Ты говорил, что он концептуальный. Что это за концепция?
 
 - Концепцию эту можно назвать “сопливой”. Все песни с альбома были написаны из–за разных событий пережитых мною. Произошло дерьмицо – написал песню. Так вот было и со мной. Дерьмицо произошло несколько раз и я написал эти песни. 
 
- Лирический герой, от которого идет повествование альбома, это ты?
 
- Да. “Addict” - наркоман. Наркоман в моем понимании – человек влюбленный. Это начало истории. Влюбленность. Вторая песня. “She Made A Mistake”. Эта песня посвящена предательству.  Третья. Это пеня, которая показывает то, к чему привело это предательство. Песня называет “Alcohol”. На этом все и закончилось.
 
- На полноформатнике эта история будет продолжаться или ты будешь развивать другую идею?
 
- Это будет абсолютно что –то новое. Новая идея. EP "Addict– закрытие того, что мы играли когда –то. Закрытие эры гаражного рока. 
Neformat.com.ua ©
Поделиться