Когда стреляют пушки — артисты не поют. Интервью с отцом-основателем Metal Head's Mission Сергеем Иофиком
Глава организаторской команды фестиваля МНМ рассказал о переносе мероприятия в Одесскую область, новой коллаборации и глобальных ценностях на планете Земля. 
На этот раз мы обойдемся без длинных вступлений и экскурсов в историю. Neformat.com.ua поговорили с создателем самого крупного и известного фестиваля тяжелой музыки на постсоветском пространстве Metal Head's Mission Сергеем Beast Иофиком. Мероприятие не нуждается в каком-либо представлении. Сам Сергей в свободное от MHM время был звукорежиссером группы Скрябін, а сейчас играет на бас-гитаре в группах Грин Грей, Испании и Mental Demise. Об МНМ, мировых и фестивальных процессах читайте ниже. 
 
 
Neformat: сколько лет MHM был в законсервированном виде, с чем это было связано?
 
Сергей Иофик: Три года он был в законсервированном состоянии. Это связано с тем, что больше не было возможности проводить его на той территории и на той локации. Капитализация феста уменьшилась до нуля. Денег не было - все приплыли. Вы ж понимаете, что организаторы феста - это люди, которые мне платят деньги. Если у людей нет денег, то им ниоткуда взяться у организаторов. Мы сами являемся отражением фестиваля. Состояние три года назад было таким, что простое здравомыслие подсказывало - сейчас невозможно.  
 
Neformat: пусть у читателя не вызывает диссонанс тот момент, что общение с нашей стороны ведется на 'ты', при этом Сергей обращается на 'вы'.  На протяжении всего общения главный организатор МНМ в первую отвечал не нам, а говорил с многочисленной аудиторией. 
 
N: Само здравомыслие пришло до аннексии территории, на которой вы проводили фестиваль или это пришло одновременно со всей ситуацией? Заморозка случилась же в 2014 году
 
С.И.: Вы понимаете, когда уже стреляют пушки, то артисты не поют. Никто не поедет, ни один организатор не будет делать мероприятия, потому что это гарантированный влет. Это возможно, если есть запас, 'баблос', резерв. У МНМ никогда не было спонсора. Сами металлисты делали фестиваль для металлистов. 
 
Практика показала - почему нет других фестивалей? Потому что это невозможно сделать. На подобном мероприятии нереально заработать.  
 
Мы всегда делали все по-белому и если налоговая инспекция приходила проверять все документы, то первый вопрос, который они задавали был: 'Зачем вам это нужно?'. Мы отвечали: 'Для развития РОООКА!' Они просто крутили пальцем у виска. И нас никто не трогал, потому что по итогу все собрались 'пирожки покушали', а объем работы был проделан грандиозный. 
 
N: Какая у тебя миссия: просветительская, коммерческая, ты просто оптимист или это все вместе? 
 
С.И.: Как любому человеку и предпринимателю, мне хочется, чтобы это был коммерческий проект, работающий сам на себя. Чтобы был какой-то офис у нас, чтобы мы там хотя бы на зарплату себе работали. Пока это невозможно, мы не можем себе это позволить. 
 
Взять к примеру, европейские фестивали - 'Wacken' тот же - у них огромные помещения, куча людей, офисный центр, пресс-конференции. Это целая организация, можете себе представить?! Конечно, если бы это было выгодно коммерчески, то было бы круто...
 
Дальше, я считаю, что метал, как субкультура, является частью мировой культуры. Все музыканты, играющие метал в Украине, на постсоветском пространстве, во всем мире, являются неким срезом культуры конца ХХ - начала XXI века. Я как музыкант и организатор тоже часть этого среза. Конечно, часть моей миссии - просветительская тоже. Я ответственен за то, что я выдаю людям и за то, что они смотрят на МНМ. И это все проходит через мою некую призму восприятия мира и нас там на фесте целая команда, которая представляет из себя своеобразный фильтр. Именно благодаря его работе люди по итогу получают на выходе тот материал, который мы готовим. 
 
Оптимизм... Как говорил, кажется, Черчилль: 'Успех — это способность двигаться от одной неудачи к другой без потери энтузиазма'. Я не скажу, что оптимизм, скорее, мы делаем это автоматически. У нас очень отработанная система, но мы и фанаты всего этого действа. 
 
Нам очень хочется, чтобы это все повторялось. Фестиваль давно стал культовым и многих людей он объединяет, даже семьи. Сейчас мы должны сохранить и максимально развить это действо. Оно не принадлежит какому-то одному человеку, оно принадлежит металлистам. Каждый из нас может приложить усилия для его развития. Пришло то самое время для коллабораций. 
 
 
N: В этом году я вижу объединение Маяка и MHM — это будет, как когда-то Ред Алерт у вас был или просто дополнительные сцены?
 
С.И.: Я оказался в не очень удобном положении, как и сам МНМ, а объединение каких-то усилий родило совместный вариант проведения мероприятий. И это здорово получается. Представьте - у одного из вас есть $1000 в кармане и у меня есть $1000, вместе это $2000 (смеется). А с ними проще, чем с одной.
 
Для начала нужно посмотреть, что это за новое место. Договора уже заключены, билеты продаются.
 
Две сцены... Мы очень хотим, чтобы этот фестиваль в следующем году был двухсценный. Дело в том, что 2015 МНМ таким и должен был быть! Я тогда даже договорился за вторую сцену в Евпатории. Там, с другой стороны 'Солнышка' должен был параллельно идти Red Alert. 
 
А тут появляются ребята, которые, в принципе, не направление Red Alert, тот был hardcore - nu-metal фестиваль, а это punk-hardcore-metal фестиваль. У них постоянно играют трэшевые группы на Маяке. Они более тяжелые на самом деле. У них grindcore часто можно услышать. Я посмотрел - у них все рубятся, страшнейший слэм. Они реально металлисты хардкор направления. Мы поначалу удивились тому, что такой фестиваль проходит и у них много народа! И это мероприятие осталось на улице также, как и мы. И нам само провидение повелело объединяться. Как раз МНМ не хватало такого трэшевого и хардкорного. Это все должно отлично завязаться!
 
Я понимаю, что black-metal сюда не совсем катит. Но, для этого мы сделали Блэк-метал ночь - отдельный фестиваль в фестивале, который называется Black Sea Storm. У нас сейчас зреет еще одна коллаборация, как раз по этому проекту с Noizr production. Они отдельно ночью и занимаются.  
 
N: кто в этом году хэдлайнеры, какие сюрпризы, какие возможны на следующий год?
 
С.И.: Фестиваль в этот раз длится  четыре дня, вперемешку 50 коллективов. Четыре дня и after party. Называться это будет Metal Head's Mission Mayak edition. В этом году одна сцена и одна блэк-ночь. Он будет проходить со 2 по 6 августа, 2,3,4,5 сам МНМ, с 3го на 4 блэк-ночь и 6го after party. 
 
Забегая вперед, в будущем у нас будет две сцены - одна в клубе, другая на пляже. В клубе, например, хардкор, на уличной сцене - обыкновенный МНМ, плюс каждую ночь идут Блэк-фестивали. Кто не хочет идти на метал и хардкор - ходит на блэк исключительно ночью. 
 
В этом году будем тестировать такой формат, коровые и метал банды будут перемешаны и в этот раз это будет такой жесткий слэм, мош, пойдет это с уклоном в трэш. Там все отлично склеивается, мы посмотрели - там довольно тяжелые банды. Они более современного разлива. Я послушал — там местами есть вроде хардкор, но с таким думом, и все такое густое. То есть сладжу тоже быть. Это, повторюсь, будет страшнейший слэм. 
 
В этом году, скорее всего, не будет никаких громких хэдлайнеров, потому что неизвестно, что нас ждет. Есть уже масса заявок из Европы: Польша, Финляндия, например, из Турции команды хотят выступить.
 
Состав будет интернациональный. Заявок такое количество, что можно не брать наши группы, но мы действуем по иному принципу.
 
У нас ставки не только на зарубежные или отечественные банды. Мы делаем всегда одинаково - все прислали, свои плюсики поставили, организаторы выбрали двадцатку лучших - они поехали. 
 
N: Вы не боитесь конфронтаций с теми же блэк-метал коллективами из-за того, что вы делаете совместный проект с хардкоровым фестивалем, у которого антифа и левый подтекст?  
 
С.И.: У МНМ тоже везде была перечеркнутая свастика - в этом мы схожи. Но я понимаю, что есть противоборствующие движения, хоть музыкальные, хоть политические, и как организатор постараюсь все сделать так, чтобы максимально избежать конфликтов между людьми. 
 
У нас международный, интернациональный фестиваль, поэтому любые проявления каких-либо националистических вещей я буду пересекать. Мы мировое движение! И поэтому оно не приемлет разделения людей по какому-либо признаку. Одно из условий фестиваля, оно официально озвучено - никакой пропаганды насилия, нацизма, религии, политики на фестивале быть не должно, вообще. 
 
N: У вас на этот год жесткие условия для выступающих, ты их более гибкими делать собираешься?
 
С.И.: Всегда так было после третьего феста. Мне один 'товарищ' устроил синий балаган на сцене и я стал очень жестко относиться к условиям для выступающих. Один раз банда даже не выступила из-за того, что они были невменяемые, раму перед выступлением не смогли собрать. 
 
Вы ж поймите, даже если коллектив приехал просто побрынчать, то в это время работает целая группа людей, которым платятся деньги за обслуживание оборудования и тому подобное. 
 
У нас самое главное - это приехать и очень круто выступить, потому что если банда плохо отыграет, на нее посмотрит масса публики, фотографов, журналистов, блогеров. Они все это заснимут и везде выложат. Поэтому мы часто настоятельно рекомендуем не делать балаган, потому что такое представление быстро разойдется и банда нигде не сможет потом выступить. Много раз в этом убеждался. А вот если крутое шоу, то с точностью до, наоборот. 
 
По поводу гибкости условий в будущем, расскажу такой пример: везу Suffocation на ГАЗеле, сам за рулем и вот она раз - и закипела... Группа радостные выходят, снимают, им весело. Я достаю пятилитровую канистру воды, лью на бензонасос, микробус заводится. Это не Мерседес или Форд, а ГАЗель, поэтому условия пока такие... 
 
Давайте прикинем - за один день на МНМ играли 11 банд, три дня, для ровного счета 30 коллективов, в каждом по  пять человек, это уже 150 музыкантов. Их разместить и покормить - это пионерский лагерь! Им пожрать столовая нужна! Окей, я всех размещаю и еда для всех есть, тогда, где я на хэдов возьму деньги? Люди же покупают билеты, чтобы что-то увидеть, так? Иначе они мне их не дадут. 
 
С бюджетом все просто - любой человек берет калькулятор, тык-тык-тык и все понятно. Все же уже взрослые люди, некоторым по 40 лет, все умеют считать на электронных девайсах. Несложно понять сколько затрат уходит на звук, свет, рекламу, а доходы только с билетов. Если обеспечить полностью все, и без спонсоров, то стоимость входа будет космической. 
 
 
N: А как у самого с музыкой сейчас, кроме Грин Грэй?
 
С.И.: Играю сейчас в Испании, в этой группе сборный состав — я с Грин Грей, гитарист Скрябін Алексей Зволинский, барабанщик ТНМК Виктор Корженко и Анис Еттаеб, финалист проекта «Голос страны». По составу видно, что группа будет интересной, сейчас дописываем первый альбом. Очень интересный и специфический симбиоз. 
 
Насчет Mental Demise, процесс идет, в принципе, готов целый альбом. Мы ищем драммера, такого, чтоб именно сам хотел играть, чтобы мы за ним не бегали. 
 
N: Жалеешь о том, как было раньше?
 
С.И.: Я ни о чем не жалею, единственное,я понимаю, что все возможности которые были там (в Крыму, где ранее проходил фест - ред.), они теперь надолго остановлены. В плане металла - это точно.
 
Пока есть документальная неразбериха, ничего не выйдет. Музыкант - это тот человек, который должен путешествовать без границ, а когда есть какие-то перепоны... Вы ж сами знаете - любая виза - это уже преграда.  А когда у тебя музыканты играют из 17 стран, как на МНМ, то здесь, можете себе представить, сколько уходит на одни только визы. Поэтому и пресловутый «калькулятор», еще мой дядька говорил, что нужно все считать. 
 
N: У вас раньше на плакатах была масса запрещающих значков, я имею в виду: нет быдлу, наркотикам, фашистам и тд и тп. В этом году список таковых пополниться?
 
С.И.: Это уже проработанная годами тема. Я самыми простыми способами, то есть знаками, пытаюсь объяснить людям, что нельзя делать. А самое главное - нельзя быковать! Не надо, потому что масса разных людей на фесте и царит позитивная атмосфера. Там априори нет ни одного негативно настроенного человека. И, как правило, если туда приходил человек быстро нажирался и превращался в быка, то его очень быстро успокаивали. Причем, это делала полиция, она присутствует на каждом фестивале.  С правоохранительными органами у нас заключен договор. Я даже не буду вмешиваться, так как есть соответствующие компетентные люди. 
 
N: Будут ли из “братской” страны выступать группы?
 
С.И.: Они могут выступать, если они металлисты и здравомыслящие люди мира. Такие музыканты могут свободно приезжать и общаться. Никаких проблем нет - из любой страны планеты, хоть из Северной Кореи (смеется). И, от своих слов не отказываюсь - все банды, которые прошли МНМ-отбор, так или иначе на нем сыграют. Это касается не только РФ, а и всех остальных стран, в том числе и нашей. 
 
Мы объездили такие города, как Тюмень,  Екатеринбург, Омск, Томск и сейчас при поездке к нам - неизвестно, что ждет ребят на границе. Скорее всего в этом году они не смогут сыграть, но все делается очень просто - эти банды должны будут мне прислать заявку, я рассмотрю и если они посчитают возможным для себя приехать - You're welcome! Никаких запретов нет, им наверняка будет интересно посмотреть, как у нас развивается металл и что МНМ идет вперед. 
 
N: Какие у тебя ожидания от MHM 2017, кроме того, что “будет громко”?
 
С.И.: Я всегда делаю очень узкий прогноз. Смотрите — на Маяке было ориентировочно 450-500 человек в том году, пусть будет 400 и МНМ пускай тоже будет 400, итого 800. На последнем МНМ была 1000, будет практически такой же фест. Только тогда играли 30 банд, а в этот раз 50, потому что добавляется еще 1 день и black-night. Все это выйдет где-то 40 часов музыки плюс ночь — все 45. 45 часов нон-стопом. От такого башню рванет у любого человека. Я уверен ни один человек не скажет: «МАЛО! Было». Так всегда говорят, но на третий день уже зелененькие трупы по территории фестиваля ходят. 
 
After party будем делать уже после разбора сцены, сейчас есть идея сделать джем. Прямо в зале поставить небольшой комплект аппарата и пусть музыканты с разных банд на ходу импровизируют. 
 
N: Будете опять по Украине препати делать?
 
С.И.: Думаю да, может быть будет в Киеве, мы разговаривали с Игорем Черепановым, он сейчас в AGHIAZMA гитарист. Они собираются провести pre-party. В Киеве будет точно. Есть свой аппарат у нас, сцена, но ехать по городам и весям, чтобы рубануть так, что у местного ДК задняя стенка отпала… Позже подойдем к таким концертом более взвешенно.
 
 
N: Кого бы лично ты хотел и не хотел видеть на фестивале?
 
С.И.: Я всех, в принципе хотел бы видеть, все пускай приезжают. У меня нет ни с кем конфликтных ситуаций. Это по людям и их убеждениям. А по группам, есть одна Питерская группа, в ней играет один мудачек, название говорить не буду, чтобы не делать им рекламу. Он сам знает о ком я, когда-то этот человек украл пиво на фестивале, прикинулся дурачком, но его пожалели. А теперь он сидит там и кидает какашечки через сеть в наш адрес. Его группа никогда в жизни больше не сыграет у нас. В остальном, мы всем рады.
 
N: Музыка вне ситуации в стране и мире или все же музыканту нужно выражать свою гражданскую позицию, как считаешь?
 
С.И.: Он ее в любом случае выражает. Только музыкант должен действовать не с позиции какой-то одной силы, а с позиции мира, всей нашей планеты Земля. Дошло до того, что люди забыли о важных вещах. Я понимаю, что война - это всегда страшно и в любой стране, но то-то и оно, что сейчас войн масса по всему земному шару. И это глобальное движение.Мы должны как люди современные, как люди XXI века, понимать, что мы все есть одно целое и если что-то происходит в Украине, то это не может не отражаться в Африке, Ближнем Востоке и наоборот.
 
Мы не должны дистанцироваться от того, что происходит глобально на планете. Наши люди все время переживают насчет событий в РФ, Крыму, Донбассе, а параллельно еще травят людей в Сирии, применяют химическое оружие. Нам нужно всем вместе глобально посмотреть на нашу планету, на наш мир и попытаться как-то объединиться, чтобы прекратить войну как явление в целом. Локально безусловно, это тоже нужно делать.
 
С гражданской позиции, конечно, музыкант должен выражать свою точку зрения, но понимать, что все его действия являются частью общего и целого происходящего на планете, единого механизма. И тут стоит понимать, что в конфликте участвуют не люди, живущие в странах его участницах, а другие люди. И граждане стран являются заложниками вот этих других, и так во всем мире. 
 
Мы должны понимать, что нет только плохих людей в другой стране, но если они одурманены, находятся в информационном вакууме, созданном для них их правителями, то о чем тогда говорить? Нам не следует их критиковать, а нужно понимать, что их состояние, как болезнь. Как будто сидит клещ на здоровом огромном теле народа и его организм находится в бреду, его лихорадит. И можно его пинать ногами, а можно попытаться удалить этого клеща совместными усилиями, вытащить его. Это касается локальных и глобальных процессов.
 
Нами управляет небольшое количество людей всего лишь и воины из-за этого тоже идут. Они нас и сталкивают. Вот ступень выше — как раз прекратить это все в целом. Если люди это осознают, просто положат оружие на пол и пойдут в разные стороны, то конфликт прекратится. Я понимаю, что это тяжело и практически невозможно сделать. 
 
Может металлисты будут частью этого глобального движения, субкультурой, с которой пускай эта новая ступень начнется. Ведь эта тусовка и есть показатель здравомыслия, это некое кривое зеркало, в котором отражается общество. Социум считает нас ненормальными, а мы, наоборот, являемся самыми адекватными, уникальными в какой-то степени. Может металлисты и есть тот фактор, который начнет это останавливать, как хиппи останавливали войны. У нас же нет границ и предрассудков, возможно, мы «неохиппи». 
 
Я понимаю, что иногда для того, чтобы остановить войны нужно драться и должна пролиться кровь, но хотелось, мне как человеку мира, в частности, чтобы такое происходило меньше. Поэтому и призываю всех людей мира сделать все возможное, чтобы прекратить все конфликты и глобально мыслить о нашем земном шаре, как об общем доме. 
 
N: несколько слов нашим читателям о том, как жить.
 
С.И.: Это очень просто — нужно очень сильно захотеть чего-то и прилагать все усилия, чтобы это случилось. Искать в себе внутри эти силы, а не искать их снаружи. И занимайтесь тем, что вам нравится, тогда вы достигнете успеха 100%.
 
Neformat.com.ua ©
Поделиться